Статья 6.1. Сокрытие источника заражения ВИЧ-инфекцией, венерической болезнью и контактов, создающих опасность заражения

Сокрытие лицом, больным ВИЧ-инфекцией, венерическим заболеванием, источника заражения, а также лиц, имевших с указанным лицом контакты, создающие опасность заражения этими заболеваниями, —

влечет наложение административного штрафа в размере от пятисот до одной тысячи рублей.

Комментарий к Ст. 6.1 КоАП РФ

1. Составление протокола об административном правонарушении, предусмотренном комментируемой статьей, возлагается на должностных лиц Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека. При этом отсутствие оснований для проведения такими лицами проверок, предусмотренных Федеральным законом от 26.12.2008 N 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля», не является обстоятельством, исключающим производство по делу об административном правонарушении.

Алгоритм проведения административного расследования по соответствующей категории дел специально разъяснен в письме Роспотребнадзора от 30.03.2010 N 01/4556-0-32 «О применении норм КоАП при проведении административного расследования в связи со вступлением в силу Федерального закона N 380-ФЗ».

2. Действующим законодательством предусмотрены следующие основные меры, направленные на предупреждение распространения ВИЧ-инфекции на территории Российской Федерации:

— добровольное медицинское освидетельствование лиц на предмет наличия у них ВИЧ-инфекции;

— обязательное медицинское освидетельствование на предмет наличия ВИЧ-инфекции доноров крови, биологических жидкостей, органов и тканей;

— обязательное медицинское освидетельствование работников отдельных профессий, производств, предприятий, учреждений и организаций для выявления ВИЧ-инфекции при проведении обязательных предварительных при поступлении на работу и периодических медицинских осмотров;

— обязательное медицинское освидетельствование для выявления ВИЧ-инфекции лиц, находящихся в местах лишения свободы;

— запрет на выдачу визы на въезд в Российскую Федерацию иностранным гражданам и лицам без гражданства, прибывающим в Российскую Федерацию на срок свыше трех месяцев, при непредставлении ими сертификата об отсутствии ВИЧ-инфекции;

— депортация иностранных граждан и лиц без гражданства, находящихся на территории Российской Федерации, в случае выявления у них ВИЧ-инфекции;

— установление и реализация гарантий медицинской и социальной помощи ВИЧ-инфицированным лицам.

3. Следует иметь в виду, что в силу сложившейся правоприменительной практики не исключается проживание на территории Российской Федерации иностранных граждан и лиц без гражданства, у которых обнаружена ВИЧ-инфекция, с разрешения правоприменительного органа или суда и при условии, что такие лица не скрывают факта наличия у них ВИЧ-инфекции. Соответствующее решение может быть принято исходя из гуманитарных соображений и с учетом семейного положения, состояния здоровья и иных исключительных, заслуживающих внимания обстоятельств (см. подробнее Определение Конституционного Суда РФ от 12.05.2006 N 155-О).

На необходимость учета указанных обстоятельств обратил внимание и Европейский суд по правам человека в деле «Киютин (Kiytin) против Российской Федерации».

Заявитель, гражданин Узбекистана, являлся мужем российской гражданки, владел домом и земельным участком на территории Российской Федерации. В августе 2003 года обратился за разрешением на временное проживание в Российской Федерации, однако получил отказ, поскольку по результатам проведенного медицинского освидетельствования у него была выявлена ВИЧ-инфекция. Впоследствии обращался в Северный районный суд г. Орла с заявлением об обжаловании решения управления Федеральной миграционной службы по Орловской области, но получил отказ по аналогичным основаниям. Орловский областной суд отказал в возбуждении надзорного производства.

Удовлетворяя жалобу, Европейский суд по правам человека пришел к выводу о том, что заявитель явился жертвой дискриминации по признаку состояния здоровья при решении вопроса о праве на временное проживание в Российской Федерации. Было отмечено также, что власти России не привели убедительных и объективных доводов, свидетельствующих о том, что цель охраны здоровья населения могла быть достигнута путем запрета проживания заявителя на территории страны. По делу было установлено нарушение ст. ст. 8, 14 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года (жалоба N 2700/10, Постановление от 10.03.2011).